Рассказ: Кукла

Загрузка...

Мальчишка чуть не плакал, но тряпочную куклу не отдавал. Его колотили своими маленькими кулачками девочки со всего двора, кричали, как сорочата в гнезде, звонко и сердито. А паренек все равно вцепился мертвой хваткой в куклу и не отдавал. Тогда девчонки стали просто рвать куклу на куски, отрывали ручки, ножки от куклы. Сшита игрушка была крепко, но все же напора такого не выдержала, посыпались опилки, затем отлетела голова… Мальчика била дрожь, он побледнел, с трудом дышал, но под градом ударов все собирал и собирал жалкие остатки куклы. Он собирал даже опилки, валяющиеся на грязной от дождей земле, и слезы катились по его сжатым судорогой губам, капали с подбородка, оставляя следы на рубашке. Девчонки сразу и не поняли, что наделали, что игрушки уже нет. Потом бойня как-то разом стихла и стало слышно, как тяжело и надсадно дышит мальчик. Он собирал и собирал обрывки куклы, прижимал к себе испачканную в грязи голову и ручки куклы, постоянно что-то роняя обратно в грязь и снова поднимая. Маша подошла поближе, молча стала помогать. Мальчик взглянул на нее как-то тускло, не видя, кто с ним рядом и протянул руку за очередным кусочком кукольного платья. Затем пошатнулся и упал на землю, все еще прижимая к себе собранные обрывки…. «Скорая», как ни странно, приехала вовремя, чтобы ребенок все же не умер. «Астма», — сказала старая фельдшерица, и надвинула на лицо мальчика кислородную маску. Поставили капельницу, потом переложили мальчика на носилки. «У него родители где?», — все так же коротко спросила женщина. Девочки вообще паренька видели во дворе впервые, потому и набросились на него, обзывая всякими обидными словечками. «Короче, найдете родителей, отдайте вот это!», — приказала врачиха и отдала Маше листок бумаги. «А это что?», — испугалась девочка. «Это – то! Куда ехать за ребенком, если живой будет. Помрет, значит, пусть по моргам ищут!», — и «скорая» уехала. «Он – что, умрет? Ой, девочки…», — и Ленка быстренько убежала домой, а за ней потянулись и все остальные. Во дворе осталась только Маша и кукла, чьи кусочки так и валялись повсюду. Маша засунула листок бумаги поглубже в карман, и принялась собирать кукольные останки. Зачем она это делала, девочка и сама не понимала, просто знала – соберу куклу, и он останется жить. Так она чувствовала, что только так будет правильно. Ее родители давно пришли с работы, звали ее ужинать, но девочка упорно сидела во дворе и ждала, когда же мальчика начнут искать. Ведь должен же его кто-то искать? Он же не мог появиться просто ниоткуда? Только поздним вечером, так и не дождавшись никого из родных мальчика, Маша пришла домой. «Дочь, ты вроде уже большая, понимать должна, что волнуемся. Ты чего на качелях-то одна сидела? Где все наши болтушки – твои подружки?», — посмеиваясь, спросил отец. Маша рассказала эту странную историю. «Так это верно мальчик нашей соседки, бабы Нины. К ней внука привезли. Дочка-то с мужем на какой-то горной речке погибли, а мальчика старушка все же забрала к себе. Ей долго не давали ребенка, мол, вы же инвалид, а за пареньком глаз да глаз нужен. Школу оплачивать надо, секцию шахматную, одежда-обувь – все же дорого… Оставьте мальчика в детдоме, подрастет, приедет сам. Вчера только приехал. Надо же…Такой маленький и уже астма, вот правду люди говорят, что все болезни от нервов. Переживает очень, вот и болезнь началась», — все говорила и говорила мама девочки. Папа сначала задумался, а потом попросил у Маши бумажку, которую ей врач дала. «Пошли, доча, к бабе Нине пошли. Надо ей рассказать все, она поди места себе не находит. Внук пропал…», — Маша с отцом вышли на лестничную площадку и позвонили в соседнюю дверь, которая тут же распахнулась. Баба Нина сидела в своей инвалидной коляске и смотрела заплаканными глазами на них: «Где мой Игорек? Что с ним случилось? У него астма, а ингалятор дома, он без него во двор погулять вышел». Отец молчал, и Маше пришлось все рассказывать самой. Про драку, про куклу, про «скорую», только то, что в конце врачиха сказала, Маша говорить не стала. И без того было видно, что баба Нина держится из последних сил. «Славик, съезди, Бога ради, в больницу, узнай про Игорька моего. Ты же знаешь, больше у меня никого нет, только внучек», — баба Нина судорожно заплакала. – «Господи, не дай ему умереть, он такой хороший, мой Игорек. Ему так тяжело было, совсем один в этом ужасном детдоме, больной…Я же только встретила его, мою ласточку, мою надежду, и вот, опять – больница…». Родители поехали в больницу без Маши, которая молча сидела с бабой Ниной, и ждала их возвращения. «Все нормально, завтра мы его заберем домой. Приступ был, а ингалятора под рукой не было. Спазмы сняли, спит твой Игорек, не переживай, баба Нина. Привезу я твоего Игорька завтра, с работы поеду и привезу», — спокойно сказал отец. Маша не спала всю ночь, а утром, когда родители ушли на работу, побежала в больницу. Игорь и правда спал, бледный, под глазами синева, в руке капельница и лекарство капает. Девочка немного посидела с ним рядом, а потом вернулась домой и стала зашивать куклу. Старалась, но как уж получилось – не очень красиво, зато все есть и все – на месте. Даже фартучек приладила. Около пяти часов папа привез Игоря домой. К соседке пошли все вместе, но на звонки никто не открыл. Долго стучали, звонили, а потом папа каким-то острым толстым ножом вывернул замок. Баба Нина так и сидела за дверью в своем кресле, только дверь открыть она не могла… Соседку хоронили всем двором, а потом все взрослые ходили к какому-то депутату, чтоб Игоря не отправляли в детский дом, а оставили в семье Маши. Как-то быстро газеты подключились к этой истории, телевидение, но Маша с Игорем никому не рассказывали, ни о драке, ни о кукле – все осталось между ними. Теперь у Маши был брат – Игорек, и пусть только попробует хоть одна девчонка его задеть! Маша его в обиду не дает… «А кукла – это мамина старая игрушка, я ее в детдоме от всех прятал, чтоб не били и не смеялись. Больше у меня ничего нет от мамы, только эта кукла», — рассказал брат…

Оставить комментарий

Вы должны войти чтобы оставить комментарий.

Женские секреты - сайт для женщин

Copyright © 2019-2020
Карта сайта