Город белых ночей и «урод» из детства

7 Июл | Автор: | Комментариев нет »

Петербург вставал за окнами гостиницы ярким светлым ночным небом. Я не могла спать ночами, а днем сидела смурная на конференции по новинкам обезжиривания покрытий и засыпала. Нам, конечно, обещали видеозаписи всех выступлений, но во время докладов задавали много вопросов, а их на видео не записывали. Я же – практик, меня как раз вопросы и интересовали, тем более, что на нашем северном комбинате именно обезжирка изделий поставлена была из рук вон плохо. Изделия после покрытий облезали, брака было 50 на 50.Город белых ночей и «урод» из детства

Но не могла я спать, когда ночью было светло, как у нас днем! На третью ночь не выдержала и пошла гулять по ночному Питеру. Таких, как я, оказалось много, и это безмерно радовало, я стала вроде как все нормальные люди. Гуляю в толпе, улыбаюсь, и что-то тихо разгоралось в душе, чего-то хотелось, я вновь начала надеяться, что все еще может быть хорошо в моей никчемной жизни.

Почему я так о себе говорю? Это просто. Я – фригидна, неизлечимо и причины найти не удается, поэтому нормальные сексуальные отношения ни с мужчинами, ни с женщинами (а я пробовала и это) – не складываются. Как считает медицинский психолог, причина кроется где-то в детстве, но я же не стану ей рассказывать, что тогда было…Это не изменит того, какая я сейчас, поэтому и говорить не о чем.

Барачное детство

Современные дети не знают, что такое бараки на 16 семей, и, слава Богу, что не знают. В нашем бараке в каждой комнате жило от 5 до 8 человек, и только в одной комнате жили мать с сыном. Мы его звали «дебилом», «уродом», «чмо» и прочими «ласковыми» прозвищами, мать его на нас орала, потому что почти постоянно была пьяна. Работала она уборщицей в рабочей столовой по сменам, и сына запирала в комнате, когда работала днем.

Это и случилось днем, когда мы играли в «казаков-разбойников». За бараками у всех были сараи, где народ держал всякую живность от кур до хряков, самый зловредный и страшный из которых был Степка-хряк. Ребятня его боялась, нам старшие рассказывали, что этот хряк ребенка погрыз, руку чуть не перекусил. В тот день, когда мы с воплями носились вокруг нашего барака, Степка-хряк сорвался с привязи и вырвался на свободу. Я увидела его слишком поздно, бегу, а ноги, как ватные стали (мне было в ту пору 8 лет, во второй класс пошла). До своей комнаты добегаю, сую ключ в замочную скважину, а он не поворачивается, а Степка – совсем рядом, я от страха и вою и визжу одновременно, и вдруг дверь открывается. Я влетаю в комнату, захлопываю дверь, поднимаю глаза вверх и вижу «урода», который улыбается мне, а изо рта у него слюни так и текут…

Видимо в обморок я грохнулась сразу, потому что потом помню только обрывки: пьяная мать «урода» меня моет вонючей тряпкой и орет на меня же, потом помню траву и крапиву в малиннике, вижу кровь и чувствую боль в низу живота, потом – мама моя плачет, и опять темнота. В больнице я пролежала больше месяца, но уже в другом городе. Что тогда случилось, мама рассказала мне лет в 15, когда я в слезах вернулась с танцев. Мальчик, который мне нравился, поцеловал меня, а потом начал смеяться, что я «слюни пускаю, когда меня целуют».

«Урод», в чью комнату я ломилась, перепутав ее с нашей, не только впустил меня, но и дико изнасиловал. Когда мама нашла меня в палисаднике, куда я видно сама заползла в малинник от пьяной мамаши «урода», мои ноги, грудь и даже ягодицы были в укусах, а промежность была стерта до мышечной ткани. Я выжила чудом, но с того времени все мальчики, мужчины, юноши вызывали ассоциацию с «уродом», и я то впадала в ступор, то начинала внешне вести себя, как дурочка. Лечили меня долго, до сих пор работаю с психоаналитиком, но результатов нет. Чисто разумом удерживаю себя от неадекватного поведения во время секса, но удовольствия не испытываю, скорее, гадливость и стыд.

Снова Питер…

Как хороша Нева ночью – мосты над рекой сияют, луна, будто раскрашивает их в серебро. Я села на лавочку на Набережной, и просто смотрела на воду, которая текла серебряной полосой мимо меня. Наверное, я зря начала вспоминать, не надо было портить эту ночь. Рядом кто-то присел: «Вы — не против?». «Почему же мне быть против, сидите, лавочка не моя», — а сама оторваться от текущей воды не могу, взгляд, как приковали. И вдруг меня, как ошпарило – это его голос, голос «урода», вот почему я не могу поднять глаза! Я развернулась к сидящему рядом мужчине. Ничего, совершенно ничего в нем не напоминало того ненормального парня, а когда он повернулся ко мне…

Послесловие

Я не вернулась в свой северный городок, и теперь живу в Петербурге. Моего мужа, Сашу, переводят в Швейцарию работать в престижный медицинский центр, и я еду с ним. Мы твердо уверены – все у нас будет хорошо. Спасибо вам, белые ночи, за Сашу, за любовь, за надежду….

Метки записи:

, ,

Здесь вы можете написать комментарий к записи "Город белых ночей и «урод» из детства"

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля